Ничего личного

Был молод, беззаботен и красив.

Слегка писал, местами хорошо,
Местами отвратительно, но честно,
А это редкость, потому сейчас же
Замечен был, обласкан и польщен.
Мерещилась поклонников толпа
И ими же расписанный подъезд,
Автографы и красные дорожки.

Талантами блистал, что твой алмаз,
И мир уже планировал улечься
В его ногах нашкодившим щенком...
Но строгий папа все же настоял,
Чтобы сынок закончил институт,
Суля под это дело новый "Опель".

Карьерил вдохновенно, с огоньком.
Вершину за вершиной покоряя,
Из-под ковра почти не вылезал.
Мутил, мешая взятки с компроматом.
Работал, если нужно, головой,
А если нужно, то и остальными
Частями молодого организма.
Короче, был на месте человек.

Влюбился. Разумеется, весной.
И на цветах решил не экономить,
Тем более, что кроме красоты,
К невесте прилагалось кое-что,
О чем обычно лирики молчат,
Зато вовсю муссируют в газетах.
Расчет был точен. Впрочем, как всегда.

Приданное пустил он в оборот,
Потом слегка разбогател на нефти
И ценность для искусства потерял.
Зато купил домишко на Ривьере
И по дорожке красной все-таки прошел.

Но кризис, в том числе и возрастной,
Развод и новый брак с фотомоделью
Здоровье и финансы подорвали.

Потом все как-то резко улеглось,
Все успокоилось. Пластический хирург
Последних бесов из ребра извлек.
Так незаметно наступила старость.

Издатель мемуары прочитал,
Поздравил, но печатать не решился.

Из года в год в одной и той же позе
Сидел в углу. При виде медсестры
Не вздрагивал, покорно принимая
Лекарства и уколы в тощий зад.
Ни с кем в своей палате не общался,
Не принимал гостей по выходным.
Был скучен, молчалив и незаметен,
И даже имени его никто не знал.

Лишь изредка, от книги оторвав
Очков декоративную оправу,
Под ними обнаруживал глаза
И, не мигая глядя в темноту,
Вздыхал...

29-30.01.2011